Приглашаем посетить сайт
Кржижановский (krzhizhanovskiy.lit-info.ru)

Cлова на букву "F"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1FABLE
2FACE
1FACTO
3FACTOTUM
66FAIRE
63FAIT
4FAMILLE
1FANTASY
1FAR
1FARE
1FAST
1FATIGUE
33FAUT
2FAVORABLE
1FAY
1FEEDBACK
20FEMME
1FEODOR
3FER
3FERMENTATION
1FICHU
1FICTION
1FIG
1FIGURE
2FIL
2FILL
7FIN
1FINANCE
1FINANCES
1FINIS
1FIRE
4FIT
1FIX
1FIXES
5FLEUR
3FLORA
17FOIS
1FOL
9FOLIO
3FOND
1FORBIDDEN
3FORCE
1FOREIGN
1FORGE
1FORGIVEN
1FORM
2FORMER
4FORMIDABLE
1FORSTER
25FORT
3FORTE
1FORTUNA
2FORTUNE
3FRAN
2FRANC
6FRANCAIS
6FRANCAISE
22FRANCE
2FRANCFORT
1FRANCHISE
1FRANCO
1FRANCOIS
1FRANKFURT
1FRAU
5FREDERIC
2FRIEDERIKE
3FRIEDRICH
1FROM
1FRUIT
1FUGITIVE
11FUR
1FUSEE
8FUT

Несколько случайно найденных страниц

по слову FOLIO

Входимость: 2. Размер: 42кб.
Часть текста: при русском Дворе она занялась чтением всерьез: «Я уже несколько лет усвоила себе привычку всегда иметь книгу… и, как только представлялась удобная минута, я принималась за чтение...», – вспоминала Екатерина об этих временах в автобиографических «Записках»[3]. Поначалу она поглощала романы Лесажа, Рабле, Скарона, которые «ее забавляли, но после она не могла об них вспомнить»[4], позднее увлеклась Монтенем, Цицероном, письмами мадам Севинье[5]. Изведав однажды интеллектуальное наслаждение от сочинений Вольтера, Екатерина уже не могла от них оторваться. «После этого чтения [она] ... искала книги с большим разбором»[6]. После прочтения «Записок» Брантома и «Жизни Генриха IV» Перефикса двадцатилетняя княгиня одолела за четыре месяца 9 томов «Истории Германии» отца Бара и сочинения Платона[7], освоила словарь Бейля, досконально изучила Монтескье[8] и с нетерпением ждала каждый новый том энциклопедии Дидро и Д'Аламбера. Неслучайно французский посланник Лопиталь в своих депешах 1757 г. сообщал о просвещенном уме Екатерины и констатировал, что «великая княгиня любит чтение»[9]. По свидетельству статс-секретаря императрицы А. М. Грибовского, Екатерина «знала почти наизусть Перикла, Ликурга, Солона», любила Плутарха, Платона, Тацита, и других античных авторов[10]. Возможно не без влияния Екатерины ее молодой супруг, великий князь Петр Федорович (будущий император Петр III), через полгода после свадьбы выписал из родного Киля библиотеку своего отца. Можно только догадываться, какой трепет испытала юная принцесса при виде...
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Екатерина II - Потемкину Г. А., март-апрель 1774 г. 40. Екатерина II -- Г. А. Потемкину   [Март-апрель 1774] Душенька Гришенька, я Вас чрезвычайно люблю. Посмотри, пожалуй, ненарочно случилось, а опять новое [письмо] -- лист сей попался, так разгляди, пожалуй, лист поперек писан. А ужо скажешь, что это Финляндия. Добро, ищи лукавство хотя со свечой, хотя с фонарем в любви моей к тебе. Естьли найдешь, окроме любви чистой самой первой статьи, я дозволяю тебе все прочее класть вместо заряда в пушки и выстрелить по Силистрии или куды хочешь. Мррр, мррр, я ворчу -- это глупо сказано, но умнее на ум не пришло. Вить не всякий так умен, как я знаю кто, да не скажу. Фуй, чтоб я подобную слабость имела и тебе сказала, кто-то по моим мыслям умнее меня и всех, кого я знаю. Нет, сударь, и не изволь допытываться -- не сведаешь. Я приободрилась. О, Боже мой, как человек глуп, когда он любит чрезвычайно. Это болезнь. От этого надлежало людей лечить в гошпиталях. Il faudroit des calmants, Monsieur, beaucoup d'eau fraiche, quelques saignees, du sue de citron, pointe de vin, peu manger, beaucoup prendre d'air, et faire tant de mouve-ment qu'on rapporta le corps a la maison {Нужны, сударь, унимающие боль лекарства, много холодной воды, несколько кровопусканий, лимонный сок, чуть-чуть вина, есть мало, много дышать свежим воздухом и так много двигаться, чтобы приходить домой без задних ног (фр.). }, и черт знает, можно ли и за сим еще тебя вывести из мысли моей. Я думаю, что нет. Adieu, французские пять томов in-folio {Прощайте, французские пять томов ин-фолио, т. е. форматом в пол листа (фр., ит.). }. Примечания Автограф. РГАДА. Ф . 5. Д. 85. Ч. 1. Л. 243. Публикация -- ВИ, 1989, No 10. С. 109-110.
Входимость: 3. Размер: 103кб.
Часть текста: глубоком знании человеческого сердца. Из этого плана я увидела, что г. де-Мельян состоит почетным рекетмейстером, управляющим провинциями Гэно и Камбрези и т. д. По справкам, которые я могла о нем навести, он пользуется безукоризненной репутацией честного, умного и достойного человека, карьере которого помешали смуты, волнующие его отечество. В своем письме г. де-Мельян говорит, что он в продолжение более 20-ти лет управлял многими большими провинциями и что он принадлежит к числу тех, которых революция принудила покинуть Францию. Он мне предлагает между прочим написать историю России XVIII ст. (В “Сборнике” Имп. Р. Историч. Общества (т. 42, стр. 114) к этому замечено — вероятно на основании самого письма де-Мельяна: “Собственно, он предлагал писать внутреннюю историю царствования Екатерина II, с тем, чтобы сама она, по примеру Фридриха II, изложила внешния события, и представлял, что таким образом явится творение, которому подобного еще не бывало ни в одной литературе”). Но чтобы я могла согласиться с его намерением, необходимо, чтобы я была уверена в том, что тот, кто возьмет на себя этот труд, отказался от тех предрассудков, которыми страдало большинство иностранцев по отношению в России; например: они видят в черном свете все, что ее касается, нимало не принимая в рассчет того, что происходило в то же самое время в других странах; утверждают, что в России до Петра I не было ни законов, ни администрации; тогда как в действительности было...
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: не переводя дыхания, поскольку главы в нем не слишком велики, что и является его основным достоинством. НАЧАЛО Мы обходим молчанием высказывания и деяния нашего героя с его рождения до тринадцати или четырнадцати лет, за неимением достаточно ясных сведений. Однако, если современники его не все еще умерли и погребены, мы просим их или их детей и внуков сообщить издателям, что они знают об этом, для второго издания этого интересного сочинения. ОТРЫВОК, КАСАЮЩИЙСЯ РОЖДЕНИЯ ГЕРОЯ Некогда прошел смутный слух, будто бы вышеупомянутое рождение господина Леона случилось в феврале месяце 1730 или 1731 года в загородном доме его батюшки 2 , на речке Фонтанке, на месте, где после была построена больница города Петербурга, и именно здесь, где живут люди, которые болтают такой вздор, что мало понимают друг друга 3 . Но одного слова, сошедшего с уст господина Леона, было достаточно, чтобы уничтожить эту ложь, которую лживой болтунье, славе, было угодно поддерживать в течение сорока лет. НЕПРЕРЕКАЕМОЕ СЛОВО Это непререкаемое слово господина Леона заключалось в том, что, взойдя собственной персоной 26 мая 1796 года между восьмью и девятью часами вечера на колоннаду Царского Села 4 , он заявил ясным, громким и внятным голосом в присутствии по крайней мере двадцати свидетелей, что он действительно раз и навсегда был рожден, но несколькими годами ...
Входимость: 1. Размер: 74кб.
Часть текста: взял на себя труд ей это напомнить, и в довольно суровой форме. Достигнув цели, т. е. выйдя замуж, воспитанница мадемуазель Кардель как будто изменила свое прежнее безупречное поведение, заслужившее всеобщее одобрение. Даже «милостивые наставления» Христиана-Августа были как будто ею забыты. Она вскоре получила другие советы, и уже не столь отеческие. 10 и 11 мая 1746 г., через неполные девять месяцев после свадьбы, императрице были представлены к подписи два документа, касавшиеся великого князя и великой княгини. Видимая цель их заключалась в избрании и установлении правил поведения для двух «знатных особ», которых собирались назначить гофмейстером и гофмейстериной их императорских высочеств. Настоящая цель их была иная. В сущности, к Екатерине и ее супругу приставляли настоящих воспитателей. Их, так сказать, возвращали к школьному возрасту. Под видом указания программы этого добавочного воспитания был составлен настоящий обвинительный акт против юной супружеской четы, своим поведением вызвавшей эту меру. Автором обвинительного акта, редактором обоих документов был сам Бестужев. Произведение канцлера сохранилось для потомства. Оно изобилует поистине изумительными разоблачениями ...

© 2000- NIV